» » Дeлo «пьянoгo мaльчикa» — свежие новости 14.11.2017

Дeлo «пьянoгo мaльчикa» — свежие новости 14.11.2017

15-11-2017, 04:35

Вокруг дела «пьяного мальчика» — шестилетнего Алеши Шимко из Балашихи, которого насмерть сбила машина — не утихают споры. Изначально судмедэксперты нашли алкоголь в его крови, словно ребенок был заправским пьяницей. Но прошло полгода, и выяснилось, что экспертизу провели с ошибками. Леша Шимко в момент трагедии был трезв. И ведь именно об этом с самого начала твердили и родственники мальчика, и соседи. Верили, конечно, не все.

В память об Алеше Шимко посадили вишню. Спустя полгода дерево окрепло так же, как и вера многих в справедливость. На неделе следственный комитет выступил с заявлением: «пьяный мальчик» в момент аварии был трезв. Ошибку допустил судмедэксперт, и против него возбуждено уголовное дело по статье о халатности.

«Обвиняемый неправильно изъял образец крови погибшего мальчика, что привело к его загрязнению спиртообразующей микрофлорой и процессу спиртового брожения. Поэтому при химическом исследовании был обнаружен этанол в количестве 2,7 промилле», — заявила официальный представитель Следственного комитета России Светлана Петренко.

«Повторная экспертиза внесла ясность кое-какую. Наконец-то это абсурдное словосочетание «пьяный мальчик» уйдет в прошлое», — сказал дедушка погибшего мальчика Николай Шимко.

Дедушка Алеши Шимко до сих пор винит себя: внук погиб на его глазах. Трагедия произошла 23 апреля в подмосковном Железнодорожном. По двору на приличной скорости ехала иномарка. За рулем была Ольга Алисова. Детализация звонков доказала, что в момент аварии женщина разговаривала по телефону. Машина сбила ребенка, переехала передними колесами и протащила до соседнего подъезда.

Потом, как водится, следствие, проверки, медицинское исследование. Заключение вынесли в бюро судебной медицинской экспертизы города Железнодорожный. После скандала его закрыли на пару дней. Но сейчас бюро работает. Однако сотрудники с прессой общаться отказываются. Где сейчас находится заведующий бюро Михаил Клейменов, который брал кровь у Алеши, не знают даже его подчиненные. По слухам, Клейменов прячется на своей даче. На телефонные звонки отвечает, но разговаривает неохотно.

«У следственного комитета все комментарии. Если официальная версия следственного комитета, вот ей и свято верьте», — сказал Клейменов.

Летом он был куда более разговорчив, рассказывал о своем многолетнем опыте работы, предполагал, как мальчик мог оказаться пьяным: «Ребенок подошел к столу, взял и выпил вкусного или не вкусного напитка, с любопытством или, наоборот, случайно, желая попить».

Но родители Алеши с самого начала в это не верили.

«При первой экспертизе, я подумал, что подменили кровь у ребенка. Отдали другую. Когда взяли анализ ДНК у жены, и они совпали, возникли мысли, что алкоголь в кровь закачали», — вспоминает отец мальчика Роман Шимко.
Тогда весной на защиту семьи встал весь город. Появилась петиция на имя президента и министра внутренних дел страны. Елена Королева ее тоже подписала. Сегодня заявление Следственного комитета считает и своей победой.
«Если бы такого не случилось, и справедливость не восторжествовала, это значило был, что у нас не правовое государство. Оно и так не правовое, если у нас такая история может произойти, что мальчик был пьян. Только общественность заставляет государство быть правовым», — подчеркнула местная жительница.

Получается, на месте Алеши может оказаться каждый, и совсем не факт, что потом будет точно такая же шумиха.
«Ведь если бы человек был бы взрослый, погиб под колесами, то вы бы у меня интервью не брали, а телезрители нас бы сейчас не смотрели. Мало ли, он сейчас выпил, закинулся бутылкой водки, выкинул ее в мусорку и прыгнул под колеса этой мадам. Те самые эксперты настолько обнаглели, что решили, что у них вот так прокатит: «А давайте сделаем ребенка пьяным? А давайте. Все равно никто ничего не докажет», — сказал координатор движения «Синие ведерки» Петр Шкуматов.

Но доказали. Правда, с третьей попытки. Столько было экспертиз — в бюро, сразу после трагедии, в МВД и последняя в Следственном комитете. Чтобы все было предельно объективно, привлекли независимых судмедэкспертов, всего 18 человек. Правда, вопросы до сих пор остаются — как все-таки, говоря языком следователей, «спиртообразующая микрофлора» попала в образцы крови?

«Доступ имеют разные люди. Эксперт-анатолог вскрывает труп, помещает во флакон образец пробы. Потом эта проба доставляется в лабораторию, где другой специалист — судебный химик — проводит исследования и устанавливает наличие этанола. Путь от морга до лаборатории бывает разный. В каждом бюро он по-своему организован. Поэтому это нужно выяснять, кто передавал, как передавал», — пояснил профессор кафедры судебной медицины Первого МГМУ им. И. М. Сеченова Юрий Морозов.

Ход событий родственников до конца все же не устраивает. «Я не согласен, что это халатность. Это был сговор с самого начала, начиная со звонка Алисовой своим покровителям», — подчеркнул дедушка Алеши Шимко.

Ведь про мужа Алисовой, которая сбила мальчика, поговаривали: состоит в преступной группировке, есть деньги. Но это слухи. Пока же в сухом остатке: судмедэксперт под следствием, а «пьяный мальчик» на самом деле был трезв.