» » «Хороших пунктов захоронения радиоактивных отходов нигде не существует. А плохие существуют», — эксперт о планах на кладбище в Беларуси

«Хороших пунктов захоронения радиоактивных отходов нигде не существует. А плохие существуют», — эксперт о планах на кладбище в Беларуси

11-07-2017, 11:35

«Хороших пунктов захоронения радиоактивных отходов нигде не существует. А плохие существуют», — эксперт о планах на кладбище в Беларуси


Как следует из пресс-релиза белорусского Министерства энергетики, сейчас ведется разработка «концептуального проекта» могильника низко - и среднеактивных радиоактивных отходов БелАЭС, которую планируют запустить уже через два года.



Почему задумались только сейчас?


Позиция Беларуси по поводу захоронения радиоактивных отходов называлась разная. В 2008 году говорилось, что хранить на территории страны будут в том числе высокоактивные отходы, в 2012-м уже говорили, что никаких отходов на территории страны сохранять не будут, в 2013-м говорилось о складаваньне средне - и низкоактивных отходов в Беларуси и переработку высокоактивных в России.



Могильник радиоактивных отходов в Беларуси построят только к 2030 году, — Минэнерго


В 2015-м была утверждена «Стратегия обращения с радиоактивными отходами» ( PDF ), где снова говорилось о кладбище для в том числе высокоактивных радиоактивных отходов, и на тот могильник предполагалось потратить 60 млн долларов.



Андрей Ожаровский, архивное фото

«Общая практика любых атомщиков — это стараться в момент принятия решения о строительстве атомной станции поменьше говорить о радиоактивных отходах и о том, что с ними делать, ведь обращение с радиоактивными отходами — вещь дорогая и опасная, и ни в одной стране мира до конца не решена», — говорит Свободе инженер-физик, эксперт Российского экологически-социального союза Андрей Ожаровский , которому за «мелкое хулиганство» во время участия в мероприятиях Белорусского антиядерного движения был на 10 лет запрещен въезд в Беларусь.



Примеров хорошего захоронения радиоактивных отходов нет


«Хороших пунктов захоронения радиоактивных отходов сейчас нигде не существует, — заявляет Ожаровский. — А существуют плохие.


Могу назвать объект Asse II в Германии, где в 1960-е начали сохранять средне - и нізкарадыеактыўныя отходы в соляных шахтах — и сейчас там есть протечки. Они вынуждены выкачивать несколько кубометров радиоактивной воды ежедневно.


Складаваньне не выполнила свою роль, не изолировала радиоактивные отходы от окружающей среды. В России я недавно был рядом с городом Обнінскам, где работала первая в мире атомная станция — ее отходы до сих пор лежат хранилищах, что протекают, на берегу реки Пратва. Думали, что хранилище будет безопасным



На хранилища отходов Asse II в Германии, иллюстративное фото

Причина проста: сначала атомная станция начинает работу, потом накапливается какое-то количество радиоактивных отходов, только потом их нужно складировать. Это политическая манипуляция, если при решении о строительстве атомной станции о отходы не говорили.


Мы в белорусской антиядерной кампании как раз этот вопрос поднимали. В заключении Общественной экологической экспертизы ( DOC ) написано, что мы хотим видеть долгосрочный план, хоть какие-то расчеты в обращении с экалягічнымі отходами.


Мы знаем, что Литва свои отходы с закрытой Игналинской АЭС собирается размещать пока просто на промышленной площадке. И некоторое время белорусское хранилище радиоактивных отходов будет располагаться просто на площадке Белорусской АЭС.


А постоянного долгосрочного решения в мире не существует. Продолжаются даже споры, какая порода для помещения лучшая: граниты, глины, соляные слои Не думаю, что Беларусь очень богата на гранитные массивы, где можно строить долгосрочные пункты складаваньня, поэтому в принципе это может быть сделано в любом месте. Также, как всучили эту АЭС поближе к Вильнюсу, скорее всего, хранилище отходов будет просто там, чтобы минимизировать затраты на перевозку».



Россия вернет Беларуси переработаны высокоактивные отходы


«Во-вторых, решения по поводу обращения с высокаактыўнымі радиоактивными отходами сейчас нет, — продолжает Ожаровский. — В крайнем случае, может, на какое-то время вывезут отработанное ядерное топливо на переработку в Россию. Но российское законодательство предусматривает возвращение вторичных отходов переработки отработанного ядерного топлива обратно в страну происхождения. Это значит, в Беларусь.


Кроме места размещения низко - и среднеактивных отходов, о котором мы сейчас говорим, Беларуси придется думать и об обхождении с высокаактыўнымі отходами: как это будет происходить, будет ли это временное хранилище, как в Нидерландах, будут ли это попытки закопать куда-то, как это происходит сейчас в Финляндии, мы не знаем».



Дело на пару миллиардов, а не на десяток миллионов долларов


«Нужно, чтобы власти это все просчитали, — добавляет Ожаровский. — Для двухблёкавай станции типа белорусской оценка стоимости всего обращения с радиоактивными отходами дает сумму 1-2 млрд долларов.



Акция протеста против хранилища радиоактивных отходов в Германии, 2010 год, иллюстративное фото

Это немалые деньги. Сейчас белорусские власти, безусловно, будут пытаться „продавать по частям“, выдавать какое-то маленькое временное хранилище за окончательное решение. Это мы проходили.


Но вопрос именно в том, что в Беларуси не получится избавиться отходов. Когда станция начнет работать, в чем я лично сомневаюсь , то многим поколениям белорусов придется жить в стране, где находится опасное хранилище радиоактивных отходов».